Feb. 15th, 2014

matilda_don: (Матильда)
История 9. Из Москвы в Минск

— Это было 25-го марта, в этот день Беларусь отмечает День Воли, день независимости Белорусской Народной Республики. Каждый год 25 марта у нас проводятся мирные митинги и шествия, посвященные этому дню. В этом году после митинга мы колонной двинулись к тюрьме на Окрестина, где содержались участники палаточного городка, — рассказывала Ирина Козулина, — Я шла в середине колоны. Моя подруга шла рядом: «Ты слышишь, – сказала она, – Они идут». Мы услышали приближающийся шум, навстречу нам двигалась колона ОМОНа. Они стучали дубинками о щиты, для устрашения, и было действительно жутко. Потом я услышала крики людей, и стала призывать всех расходиться. Это был праздник, на который пришли семьи с детьми, беременные женщины и старики. Солдаты в скафандрах избивали всех без разбора. Потом я узнала, что моего мужа арестовали, его избивали в автозаке так, что он чуть не захлебнулся собственной кровью, потом избивали в тюрьме.
Ирина рассказывала о том, как и за что арестовали Александра Козулина. Тогда мне казалось, что так не бывает, за это не бросают людей в тюрьму, этого не может быть. И только через несколько лет я узнала, что такое происходит постоянно. И не только в Белоруссии…

На фотографиях: Ирина и Александр Козулины

matilda_don: (Матильда)

История 11. Вернуть народу крымские вина!



Это была не первая моя акция — еще в детском саду я боролась за то, чтобы наши рисунки не использовали в качестве туалетной бумаги, и за право не есть ленивые вареники, если большинство ребят в группе их не любят. Были и победы: как-то я заступилась за тополь возле нашего дома. Балкон квартиры, в которой я жила с родителями, выходит на зеленый пятачок, посреди которого растет огромный старый тополь. Точнее это тополиха, каждое лето она усыпает всю округу белым пухом, из-за которого прохожие чихают, а наши родители опасаются пожара. Я обожала тополиный пух, и сейчас у меня он скорее вызывает ностальгию чем негативные чувства. Мы, дети, играли у дерева, устраивали пикники на траве под тополиными ветвями. Когда мне бывало грустно, я припадала к ней грудью, чувствовала теплоту живого дерева, слегка сырой запах, и слушала как она гудит. Мои слёзы тут же высыхали, и на душе становилось так хорошо, будто в старой церкви.Но однажды утром мы увидели большую машину возле нашей лужайки, и узнали, что тополиху решили спилить, вроде бы она мешает проводам электропередач. В центре нашего поселка стояли три четырехэтажных дома, я постаралась собрать ребят со всех этих домов. Мы, взявшись за руки, встали вокруг тополихи, давая понять, что не дадим пустить её на дрова. Ни уговоры, ни приказы родителей не действовали на нас, так мы стояли до темноты без обеда и ужина, пока родители клятвенно не пообещали, что тоже вступятся за дерево. Пару дней потом стояла машина у лужайки, мы ходили вокруг нашего дерева, враждебно поглядывая на врага, а потом машина просто уехала. Я долго еще волновалась за судьбу тополихи, но когда через много лет, уже живя в Москве, я приехала навестить её — всё в поселке было уже не так. Мои родители покинули его, нашу квартиру заняли другие жильцы, но старая тополиха стояла на том же месте, и кланялась мне длинными зелеными с белой сединой ветвями.

January 2015

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526 2728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 10:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios