matilda_don: (Матильда)
[personal profile] matilda_don
«Бизнес по-русски» - Антон Мухачев подробно про свои экономические «преступления».
Как ничего не нарушая оказаться в тюрьме? Достаточно попасть в немилость.


Откат за получение выгодного контракта. Взятка чиновникам за необходимые разрешения. Плата крышующим силовикам за их невмешательство. И для всего этого – обнал через фирмы-однодневки. Специфике российского бизнеса в экономических институтах не учат, но Система сама разъяснит единственно возможную схему работы.
Строительный бизнес в Москве и Подмосковье ничем не отличается от любого другого в плане взаимоотношений предпринимателя с чиновниками и силовиками. Садясь за руль автомобиля, мы принимаем на себя риски, связанные с управлением транспортным средством. То есть в тюрьме или морге мы можем оказаться в любой момент, как бы аккуратно мы себя на дороге ни вели. Что уж говорить о бизнесе в России?!


Особенности национального бизнеса.
В любой более-менее успешной коммерческой организации всегда найдутся десятки зацепок для тех или иных надзирателей, «кошмарящих бизнес». Ведь государство практически ежедневно вынуждает предпринимателя пересекать «двойную сплошную», создав таки правила игры, чтобы бизнес прикармливал тысячи и тысячи чиновников, которые ничего кроме бумаг, инструкций и предписаний не производят. «Я готов отчитаться за каждый заработанный рубль, кроме первого миллиона» – это не анекдот, это тот крюк на котором висит 99% российских бизнесменов. А если кто-то воскликнет: «Это не про меня!», то он либо лукавит, либо заблуждается. 1% я оставил на статистическую погрешность.
В условиях нашего внешне хаотичного «дикого капитализма» на самом деле есть жесткие правила игры, придерживаясь которых можно успешно работать не нарушая в глазах надзирателей за бизнесом Уголовный кодекс. Соблюдаешь их и откаты превращаются в «стимулирование продаж», взятки в «представительские расходы», а уход от налогов в «оптимизацию налогообложения». Правила простые: делись и не мути воду.
Однако лично меня на самом деле никогда не беспокоило общение ни с налоговыми органами, ни с другими внутренностями Системы. Собственно бизнесом я не занимался, я был наемным генеральным директором, то есть управленцем в обязанности которого входило развитие предприятия, увеличение объемов продаж и уровня прибыли. А всеми остальными интересными вещами занимались другие люди – бухгалтерская и финансовая сферы Торгового дома «Кудиново» (торговля кирпичом и плиткой), где я был гендиректором, были полностью под контролем учредителей предприятия, чему я был несказанно рад из-за врожденной аллергии к бюрократии.

«Мошенничество» в кавычках.
Взаимное доверие с хозяевами бизнеса, полная свобода действия в рамках моей управленческой компетенции и 14,88% от чистой прибыли Торгового дома делали мою работу любимой даже в вечер пятницы.
Что именно вынудило моих учредителей согласиться с предложением Следственного управления ФСБ РФ назвать меня на следствии «мошенником» доподлинно известно только им самим. Многих одно название Конторы вводит в состояние первобытного ужаса, не говоря уже о ее возможностях. Но здесь и сейчас это уже не столь важно. Тем более, что в ходе суда учредители включили заднюю (вспомнили о совести?) и отозвали иск с претензиями, неоднократно объявив перед председательствующим судьей, что никаких претензий ко мне не имеют.
Как бы то ни было, я хочу продемонстрировать вам конкретные образцы ситуаций (алгоритмы того как «кошмарить бизнес») при которых директор фирмы (не важно собственник он или нет) может чрезвычайно просто оказаться за решеткой.
Во-первых, могу заверить, что никто не будет доказывать вашу вину, опираясь на законодательство и юридические нормы. Даже и не тешьте себя иллюзиями на сей счет. Если есть заказ влиятельных сил на посадку – будет и тюремный срок. Но и облегчать работу своим палачам не стоит. Дабы мой опыт послужил уроком, я подробно разберу каждую из четырех статей «мошенничества» в моем уголовном деле, ибо все они занимательны разнообразием юридического беспредела.
Слово «мошенничество» я беру в кавычки по той простой причине, что практически любой директор фирмы или главный бухгалтер с удивлением обнаружит десятки схожих с моими действий в своей ежедневной хозяйственно-финансовой деятельности, однако никому из них не приходит в голову назвать это «мошенничеством». И уж точно никто из них не предполагает, что их законные финансовые операции могут стать в один миг преступными.
У меня нет желания сводить счеты с теми, кто вынужденно оговорил меня, поэтому обойдемся без лишних названий и имен. Не в них интерес, а в схемах обвинения, фальсификации доказательной базы, и правовом нигилизме российской Фемиды.

Эпизод #1 (ч.4 ст.159 УК РФ).
Первый и наиболее «тяжкий» эпизод обвинения, потянувший в приговоре на четыре года – это банальная обналичка. Как я уже отмечал, для работы в российских специфических условиях черный нал остро востребован. Большинство российских чиновников из-за их жадности и умственной ограниченности берут взятки только наличными. Это их и губит, когда телезрителям демонстрируют борьбу пчел против меда, то есть государства против коррупции.
В нашем случае наличка была необходима как раз для «стимулирования продаж». Зачастую, при конкурентной борьбе за выгодный заказ, торг ведется не столько о его стоимости, сколько о размере вознаграждения ответственному лицу за выбор поставщика стройматериалов. И это никогда не являлось на строительном рынке Москвы и Подмосковья чем-то экстраординарным. По крайней мере до 4 августа 2009 года (дня моего ареста).
Обналичка – это фирмы-однодневки, то есть «поляна», традиционно кормящая ФСБ. Именно поэтому, любой предприниматель, ступивший на зыбку почву обналичивания денежных средств, автоматически попадает в зависимость от Конторы. Следовательно, когда она занялась поиском балласта к моей политической 282-ой статье, то первым делом проверила причастность ТД «Кудиново» к обналу и, понятное дело, долго искать не пришлось.
Но даже выявленное обналичивание по закону может квалифицироваться максимум как уклонение от уплаты налогов. А это статья УК РФ нынче посадку не гарантирует. Поэтому дабы родить более тяжкую статью, ФСБ убедило моих учредителей в их якобы незнании факта обнала. А обман учредителей – вот это уже мошенничество. С этого момента в моем уголовном деле и начинаются казусы, плавно перетекающие в правовой беспредел. И он с легкостью изящного бульдозера может пройтись по любому российскому предпринимателю. Право то у нас не прецедентное, зато правоприменение ого-го какое прецедентное.

Итак, уголовное законодательство утверждает: мошенничество – это одна из форм хищения имущества. В отличии от кражи, грабежа и разбоя, завладение имуществом при мошенничестве происходит путем обмана или введения в заблуждение.
Хищение, как преступление, состоит из двух частей, каждое из которых подлежит доказыванию. Это, согласно тому же законодательству – «изъятие» и «присвоение» (оно же завладение) имущества или прав на владение им. Например, если из кармана вытащили кошелек или в подворотне сняли шапку – обе части преступления происходят одновременно и доказываются так же совместно. С мошенничеством все гораздо сложнее, т.к. каждую часть преступления необходимо доказывать отдельно, ведь они могут быть совершены в разное время и в разном месте.
Так в моей ситуации первую часть «преступления» подтвердить было не трудно. Банковская выписка с указанием о перечислении денежных средств на расчетный счет фирмы-однодневки для суда явилась убедительным доказательством «изъятия». Спорить не с чем. Но на хищение, а следовательно и мошенничество это не тянет. Все мы постоянно перечисляем куда-то денежные средства, но это не значит, что перечисленное мы потом собственнолично «присваиваем».
Если нет совокупности доказательств завладения чужим имуществом (денежными средствами), то нет и состава преступления в форме хищения. Это важно знать всем потенциальным «мошенникам»! В Уголовном кодексе есть статьи с «изъятием», но без «присвоения». Это например «Причинение имущественного ущерба путем злоупотребления доверием» (ст. 165 УК РФ). Или «Уклонение от уплаты налогов» (ст. 199 УК РФ). Но ко мне эти статьи следствию применять было не с руки, т.к. ущерб кому-либо не установлен, а налоговыми отчислениями занимались сами учредители.
Твердая убежденность моей защиты в развале этого эпизода в суде как раз и основывалась на полном отсутствии не то что доказательств, а хотя бы указаний на то каким образом по мнению следствия (напомню следствие вело не районное отделение милиции, а Следственное управление ФСБ России – федералы) я завладел «изъятыми» денежными средствами. Это и не удивительно, ведь как я и писал выше, к бухгалтерии и финансовым операциям, а равно и к обналичке, я отношения не имел.
Бу-га-га! Товарищи предприниматели, не будьте столь же наивными каким был я, когда надеялся на правосудие. Знаете, как извернулась судья? А никак! В обвинительном приговоре она просто пропечатала следующее: «Принятыми и оцененными судом доказательствами подтверждается, что денежные средства, получены Мухачевым». Какими доказательствами? Когда? Как? Где? Каким образом? Я десятки раз перечитывал приговор, пытаясь увидеть хоть одно, пусть даже липовое доказательство, принятое и оцененное судом. Но не нашел! Их просто нет.

Мне нет смысла лукавить, в отличии от прокурора и судьи, устроивших за закрытыми дверьми Савеловского суда цирковое представление, все желающие могут ознакомится с материалами моего уголовного дела через моих адвокатов. Но когда я писал кассационную жалобу в Мосгорсуд, то просто не знал за что цепляться при полном отсутствии того, за что можно уцепится. Как это назвать в кассатке? Беспредел? Фальсификация приговора? Кстати, кто-нибудь знает Мосгорсуд стал объективно рассматривать нарушения процессуального законодательства?
В общем иллюзий нет. Но вывод по данному юридическому прецеденту я сделать могу. Для прокуратуры и суда при доказательстве хищения достаточен лишь сам факт «изъятия» – перевода денежных средств на р/с фирмы-однодневки. И не важно, что закон не обязывает предпринимателя проверять, осуществляет ли контрагент реальную хозяйственную деятельность. Поэтому будьте внимательны и не подставляйтесь под кураторов российского рынка обналички. Иначе говоря – не обналичивайте деньги через сомнительные схемы, пусть и при заманчивом проценте, а если вы сами ничего и не обналичиваете, но этим занимаются ваши работодатели, то все равно у вас есть повод поискать себе другое место работы.

Эпизод #2 (ч.3 ст.159 УК РФ).
Второй «состав преступления» в моем уголовном деле (тоже по статье 159, но по более мягкой части 3) поражает не только отсутствием профессионализма у нынешних следователей и прокуроров в расследовании экономических дел, но и наглым игнорированием здравого смысла судом. И действительно, а зачем себя утруждать сбором реальных доказательств, если прокуратура и суд глотают любую лажу, исходящую от ФСБ.
Когда то я был уверен, что уголовное дело, связанное с экономикой должны рассматривать государевы люди, имеющие хотя бы минимальные познания в финансово-экономической терминологии и бухгалтерских процессах. В суде моя уверенность сменилась сначала удивлением, а затем презрением. Меня обвинял в «мошенничестве» прокурор до самого конца процесса путавший счет и счет-фактуру.
Я вслух пожалел тех сидельцев по экономически статьям, кто получил срок из-за моего прокурора (чем заслужил замечание суда), который был уверен в том, что сам факт оплаты авансового счета доказывает намерение похитить деньги. Ведь они уже перечислены, а товара еще нет. Логика железная! Прокурорская. Или что можно было думать о компетентности судьи, считавшей, что дата составления акта выполненных работ обязана совпадать с датой их реального выполнения день в день (!). Но мне казалось, судья хотя бы пыталась разобраться, и в прениях сторон я специально для неё провел ликбез по начальному курсу экономической теории. Пустое… Читая свой приговор, я понимаю: мне всё показалось. Судебное следствие было фикцией.

Итак. Многие торговые организации работают с агентскими договорами и выплачивают по ним агентские вознаграждения. Агенты могут быть как физическими, так и юридическими лицами. Если агент привел клиента, он имеет полное право на получение «пряника». ТД «Кудиново» не был исключением. Для нас любой клиент был дорог и на агентские выплаты мы не скупились. Вот такой обычный официальный договор и стал поводом для возбуждения еще одной статьи «мошенничество». Спрашивается, почему именно этот, а не другой? Ответ прост и не затейлив. Агент, при заключении с нами договора предоставил реквизиты фирмы-однодневки и его можно понять: нашел клиента, обналичил вознаграждение – сэкономил на налогах. Для меня же совершенно безразлично его финансовая деятельность и проверять его организацию меня не обязывал ни закон, ни учредители. Клиент был. Оплата продукции им была. Вывоз оплаченной продукции осуществлен. Соответственно были и агентские.
Естественно, когда меня обвинили в присвоении этих агентских, я ожидал доказательств этого «присвоения». Я, как и с предыдущим эпизодом, прекрасно понимал, что их не может быть. Но никто и не стал себя утомлять доказательствами присвоения «изъятого». В приговоре точно такая же фраза, про «оцененные судом доказательства» copy-paste: «Доказано» и всё тут. Как? Когда? Где? Каким образом? Дискуссии в суде не уместны! Ходатайство защиты о вызове клиента в суд было отклонено.
Но разве это беспредел? Нет, в моем деле это уже обыденность. Ничего нового. Беспредел будет дальше. Внимание!

В суде, при рассмотрении письменных доказательств (то есть документов) всплыл жуткий «косяк» следствия. Агентский договор предъявили свидетелям и суду один, а перевод денежных средств (согласно банковской выписке и судебно-бухгалтерской экспертизе) был осуществлен на основании… другого договора (!!!). Я чуть было не ликовал. Ведь нельзя же было предположить, что меня могут обвинить в «хищении», обосновывая его договором, не имеющим отношения к переводу денежных средств. Это уж не упоминая об отсутствии хотя бы намека на способ их присвоения, как и в предыдущих случаях. Бу-га-га!
Знаете, как судья обосновала в приговоре эти несоответствия? Держите животы, дабы не надорвать. Цитата: «При оформлении платежных документов кассир-операционист совершил техническую ошибку» (!). И это при том, что в суде этот самый кассир-операционист при даче показаний ни слова не упоминал о каких-либо ошибках, подтвердив достоверность всех документов. Более того, подобные ошибки в платежных документах недопустимы, но… Судья при вынесении решений руководствуется своей совестью. А если ее нет?
Повторюсь. Все документы в материалах моего уголовного дела. И если кто-то например из журналистов или правозащитников не верит, что подобное возможно, Вы можете получить доступ ко всем документам через моих адвокатов и всё проверить.
На основании этого второго эпизода можно сделать очередной вывод. Дабы доказать вину в хищении совсем не обязательно ее обосновывать соответствующими документами. Они могут быть любыми, от фонаря. А расхождение в номерах и датах суд всегда объяснит технической ошибкой. Как этого избежать? Я не знаю. Может быть, не заниматься бизнесом в России?

Лирическое отступление.
В суде я был свидетелем неформальной беседы прокурора с моим адвокатом. Она многое, если не всё объясняет.
Адвокат: Но вы же видите, сколько в деле касяков и недоделок?!
Прокурор: Да уж. Следователь сработал на два с плюсом.
Адвокат: А «плюс» за что?
Прокурор: Ну так дело же он сшил!
«Так вот зачем нужны следователи в ФСБ», – подумал я, – «Дела сшивать».
Адвокат: Так зачем же вы тогда это обвинение поддерживаете?
Прокурор: (подняв палец): Это следователь на два с плюсом сработал, а оперативная работа – на пять.
Это идеальное описание схемы работы судебно-правоохранительной системы РФ. Следователи, адвокаты, Кодексы – это все лишнее. Несколько оперативных справок и можно писать приговор. Стоит это всё признать открыто и какая получится экономия средств налогоплательщиков!
В Уголовном кодексе Молдовы есть прекрасная в своей откровенности статья: «Реальным основанием уголовной ответственности являются совершенные вредные деяния, а юридическим основанием уголовной ответственности служат признаки состава преступления, предусмотренные уголовным законом» (статья 51). Вы понимаете, смысл этой формулировки, да? Однако в российском УК утверждается иное: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом» (статья 8). Из речей моего гособвинителя выходит, что судили меня по Уголовному кодексу Молдавии, хотя вернее будет сказать по Кодексу беспредела, потому что «реальных оснований» под моими «экономическими преступлениями» никаких не было, они были выдуманы от и до исключительно для утяжеления обвинения вдобавок к политической 282-ой статье.

Эпизод #3 (ч.3 ст.159 УК РФ).
Думаете, что более нелепого обвинения не бывает? Не вздымайте отпускать животы. У меня еще два эпизода «мошенничества». Я продолжаю.
Все мы знаем кто такой посредник. «Здесь за 2 рубля купил, там за 4 рубля продал. На эти 2% и живу» Как то так. И на этом живет полстраны от челноков, до крупных дилеров ведущих производителей всего на свете. Во многих сделках посредником выступал и ТД «Кудиново», а также пользовался их (посредников) услугами.
Мое третье «преступление» по версии следствия и прокуратуры состоит в том (внимание!) что я приобрел кирпич у посредника, имея возможность закупить его напрямую у производителя. Не важно, что посредники зачастую предоставляют лучшие условия по доставке, отсрочке платежей и т.д. Не важно и то, что я имел право выбирать любых поставщиков любого товара и по любой цене, лишь бы его реализация приносила в последующем прибыль. Прокурор в суде утверждал, что пользуясь услугами посредника, я похищаю у своей фирмы… недополученную прибыль (!!!). Фантастика? Нет – мое уголовное дело.
Директор посреднической фирмы в суде утверждал, что его организация получила от перепродажи нам кирпича реальную прибыль, отражаемую в бухгалтерских балансах. Его фирмы не была однодневкой, а действительно занималась оптовой продажей стройматериалов. Но прокурор был непоколебим. Раз продукция шла к нам на склад напрямую от производителя, не заезжая к посреднику, то это подтверждает хищение путем завышения стоимости продукции. Бред? Нет, 2 года в моем приговоре.
Отчего же следствие решило прицепиться именно к этому посреднику? У меня секретов нет. Все до смешного просто. Хозяин этой организации, ко всему прочему, занимался и обналичкой. Как и большинство перекупщиков и спекулянтов. А под кем у нас обналичка в России? Под ФСБ. Вот и объявил в суде хозяин этой конторы (не директор) о передаче мне разницы стоимости перепроданного кирпича. Свидетели передачи денег? Расписки? Ну что вы! Следствие себя подобными мелочами не утруждает. Как обычно – показания «очевидца», классика жанра.
Скептики скажут: «Да ладно, Антон! Ведь ты мог и класть эту разницу себе в карман для спонсирования «бархатной революции»!». Мог, но не брал, и в отличии от следователей я за свои слова отвечаю и могу их обосновать и подтвердить. Элементарно и железобетонно (что и сделал в прениях), но это не аргумент для суда.

Цирк уехал, следствие осталось.
И тут в суде всплыл очередной касяк ФСБэшного следствия, еще более безумный, чем в прошлый раз. Дело в том, что поставки этой продукции были тогда, когда я уже… сидел в «Лефортово»! Более того, оплата этой продукции была уже после моего ареста. И даже счет на эту продукцию был выставлен после 4 августа 2009 года (дня моего задержания). И окончательный довод этого счета, а ровно оплату по нему, производил генеральный директор ТД «Кудиново», назначенный на эту должность уже после моего ареста и последующего увольнения. Представляете маразм?! Ну уж это 100% алиби! Как можно обвинять меня в хищении разницы продукции, которую ТД «Кудиново» оплачивал, принимал и оформлял на склад уже после моего ареста и даже, после того как я был уволен из этой организации?!
Бу-га-га! Судья не моргнув глазом заключила, что я похитил деньги авансом (!!!). То есть в нашей юриспруденции появился новый вид хищения – авансовый! Деньги еще были на р/с ТД «Кудиново», а уже похищены. Интересно, если бы я умер, судья Гапушина И.Ю. смогла бы сделать такое же заключение? Что то мне подсказывает, что если бы приказали – запросто.
Итак, очередной вывод. Вас, товарищи предприниматели, могут обвинить в хищении не только на основании левых документов, без доказательств присвоения похищенного, но и даже при вашем отсутствии в момент хищения на нашей бренной земле. Шучу? Документы в моем деле. Я в прениях расписал для судьи каждую деталь по всем документам, взывая к разуму. Как об стену горох!..

Эпизод #4 (ч.3 ст.159 УК РФ).
И вы теперь полагаете, что бОльшего безумия быть не может? Ха-ха. На десерт вам четвертый эпизод статьи «мошенничество».
Все знают, что такое авансовый платеж? Прокурор с судьей не знали. Я как мог объяснял на пальцах, что сначала выставляют нам счет, мы по нему платим, и ждем поставку товара. Юридические лица нынче без предоплаты и пальцем не пошевелят, и вот, будучи уже в Лефортово я узнаю, что оплатив за пару месяцев до ареста оборудование для видео-наблюдения, эти деньги я оказывается похитил. Всё, конец! Мне нечего добавить. Сливайте, воду.
Фирма – не однодневка, так же реально торгует. Но прокурор уверен, что если счет оплачен, а товар на склад не поступил, то и деньги похищены. В деле есть фиктивные накладные, счета-фактуры? Бог с вами, мне действительно было нужно это оборудование и мы ожидали поставку! Но, если до сих пор материалы не поставлены и никакие фиктивные документы никто и не думал изготавливать, то откуда уголовная статья? Ведь это обычная дебиторская задолженность! То есть гражданско-правовые отношения и не более того.
Подобной «дебиторки» у любой рабочей организации сотни. И чтобы это доказать, достаточно было в суде предъявить бухгалтерский баланс с отраженной дебиторской задолженностью или хотя бы акт сверки с этим поставщиком. Но ходатайства защиты об истребовании этой документации суд естественно отклонил, как и десятки других наших ходатайств… Суду не нужна была правда, ему был необходим обвинительный приговор любой ценой.
Бред! Бред!! Бред!!! То есть за любой авансовый платеж нужного предпринимателя могут кинуть на нары. Хватит кошмарить бизнес, ага.

Итого.
Что в итоге по моему «мошенничеству» в целом? Доказательств о присвоении похищенного нет, но они суду были и не нужны. Документы, подтверждающие основания платежа суду тоже не нужны. Во время события преступления вы уже можете лежать в земле или сидеть в тюрьме. Для суда это «отношения к делу не имеет». А закрепить ваш срок суд сможет любой дебиторской задолженностью, переводя гражданско-правовые отношения в уголовные с помощью липового свидетеля, голословно утверждающего о передаче обналиченных денег: «когда и где не помню».
Это всё? Пожалуй, да. По сравнению с описанным беспределом такие мелочи как отсутствие иска от «потерпевших», ущерба и самих «потерпевших», уже можно в расчет и не принимать. Один из учредителей в суде заявил, что проведя после моего ареста в ТД «Кудиново» инвентаризацию и проверки – у него ко мне претензий нет, т.к. никаких нарушений выявлено не было. Но судья со святой простотой заявила: «Потерпевшие могут и не знать о нанесенном им ущербе».

Возможно, я должен негодовать. Но все эмоции глубоко внутри. Эта схватка еще в самом разгаре…
Когда мы с соседями по камере разговариваем о российском «правосудии» и наших кривосшитых делах, меня иногда спрашивают:
- Так что же делать, Антон?
- Валить! – отвечаю я, и внимательно смотрю на собеседника.
И, в зависимости от его мировоззрения, он всегда уточняет одним их двух риторических вопросов:
Или:
- Куда?
Или:
- Кого?
Но вместо ответа я лишь улыбаюсь.

Антон Мухачев. СИЗО Лефортово. Ноябрь 2011 года.
ОПУБЛИКОВАНО: http://www.true-justice.net/?p=10176
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

January 2015

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526 2728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 12:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios