matilda_don: (Матильда)
История 23. «Свободу Ольге Касьяненко!»

– А ты знаешь, что на улице-то делается?
– Что?! – спать перехотелось, – Что делается?
– Там народу полно, на улице, во дворе, даже в приёмной сидят, тебе привет передают.
– Кто передаёт?
– Я спросил от кого привет-то? Ответили от РОДа и Русского марша.
– А сход у метро собрался?
– Видимо он собрался возле ОВД, орут: «Свободу Матильде!». Дежурный злой — его завалили заявлениями с требованием отпустить Ольгу Касьяненко, забили ему почтовый ящик, и стопками заносят жалобы в ОВД, весь стол у него уставлен, — опера выжидательно наблюдали за моей реакцией, – Телефон не умолкает, звонят депутаты, даже украинские, помощники депутатов, журналисты, правозащитники. У ворот куча людей, того и гляди революция начнётся.


Я откинулась на спинку стула и заулыбалась: не бросил Белов.
– А ты не знаешь, кто такие два шкафа приехали на чёрном джипе, на головах сзади свастики выбриты? С ними Белов здоровался.
– Белов тут? – радость сменило беспокойство — а вдруг кто-то пострадает, или у Белова будут неприятности из-за меня. Меньше всего мне хотелось добавлять ему проблем. Тогда я решила, что не предам Белова никогда, чтобы не случилось и не стану сотрудничать с органами, пусть делают со мной что хотят.

Потом я узнала, что возле ОВД побывали практически все мои знакомые и много людей с которыми я познакомилась потом. Они приезжали и уезжали. Приходил даже писатель Кирилл Бенедиктов, который потом написал трогательную колонку об этом деле. Военная журналистка Яна Амелина постоянно дёргала Александра Крутова, на то время депутата Государственной Думы РФ, чтобы он звонил в милицию и скандалил с высоты своего статуса. С подачи любезного [livejournal.com profile] krematolog в ОВД Южное Бутово звонили даже из Верховной Рады Украины и из украинского посольства. Белов звонил постоянно, представляясь помощниками всех депутатов, которых он знал. Один Рогозин пропустил все веселье, находясь в командировке, но Саша позвонил и от его имени.
matilda_don: (Матильда)
История 21. Именем Кадырова

Дома я проверила почту, никто из приглашённых на сход депутатов не ответил, это говорило о том, что никто из них не придёт. Я буду одна, я и жители, если вообще кто-то придёт. Мне стало неуютно. Первый раз это был не магический ужас ночного кошмара, не адреналин перед экстремальным прыжком, а логически обоснованный страх завтрашнего дня. Я понимала, что меня скорее всего задержат, но я так же понимала, что не могу остановиться. Как тогда, когда мы с братом держали один конец плёнки, а наши родители натягивали другой на теплицу: было холодно, тяжело и страшно, но мы не могли бросить всё и расплакаться. Сдаться не давала ответственность за общее дело и долг друг перед другом.

Я села на пол. В голове роился комок спутанных мыслей, я выбрала нужную. Попыталась расслабиться, вытянувшись на холодном линолеуме. Если я не могу изменить ситуацию, её надо просто отпустить. А еще подумала о том, что надеть завтра. Через минуту аккуратно встала, собрала тяжёлую сумку с листовками, прихватив рассказы Роберта Хайнлайна. Укуталась в одеяла и провалилась в беспокойный, короткий сон.

January 2015

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526 2728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 10:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios